Главная E-mail Поиск по сайту

Возможности страхования ценовых рисков

Юлия Поповаруководитель направления персонального брокерского обслуживания финансовой корпорации «ОТКРЫТИЕ» в интервью IDK Expert рассказала о том, какие возможности страхования ценовых рисков есть на российском рынке.

IDK.ru: В чем причина того, что российские компании достаточно редко задумываются о хеджировании ценовых и финансовых рисков? В особенности, при производстве зерна: ведь всегда присутствует риск неурожая, или избытка, при котором не удастся все продать, заключенные форвардные контракты…

- Вероятно, существуют компании, которые действительно не задумываются, а значит и не ощущают на себе негативного влияния ценового и валютного рисков. Такие компании должны иметь возможность транслировать (перекладывать) риски своим контрагентам. Очевидно, что таким преимуществом могут воспользоваться только монополисты, которых по определению не может быть много. Компании, которые не входят в круг монополистов, скорее всего, в той, или иной мере сталкиваются с ценовыми и валютными рисками, но, либо не могут их правильно идентифицировать, принимая за «Богом данные», либо не знают о существовании инструментов по управлению рисками, либо не имеют практики их применения. В тоже время, хочется отметить, что компании, как правило, крупные, в которых уже применяются процедуры корпоративного управления и бюджетирования, осознали невозможность динамичного развития без применения инструментов управления риском.


 IDK.ru: Какие возможности хеджирования рисков есть у российских компаний?

- Здесь стоит рассмотреть отдельные виды риска. Если мы говорим о валютном риске (риске неблагоприятного изменения обменного курса), то российским компаниям доступен весь спектр инструментов для управления (хеджирования) рисков. Это и биржевые инструменты – фьючерсы и опционы, и целый ряд внебиржевых (ОТС) продуктов – форварда, свопы, опционы, структурированные продукты. Т.е. фактически полный набор, которым оперируют их зарубежные коллеги.

Что касается возможностей по хеджированию ценовых рисков, то, безусловно, тут возможностей существенно меньше. В России, по крайней мере на сегодняшний день полностью отсутствует биржевой рынок товарных деривативов, в том числе и на сельскохозяйственные товары. Безусловно, это существенно снижает возможности компаний. Однако, существует внебиржевой рынок, в основном конечно основанный на котировках зарубежных площадок (CBOT, Euronext).


IDK.ru: Как можно хеджировать риски при помощи фьючерсных контрактов на СВОТ? В чем сложности?

- Хеджирование внутри российских цен на зерно, а уж тем более «FOB’ских», фьючерсами обращающимися на CBOT не является чем-то исключительным. Например, никого не удивляет хеджирование цен на австралийское, или аргентинское зерно теме же фьючерсами на CBOT. Важно понимать, что в этом случае усиливается «базисный риск» – разность между ценой фьючерса и ценой физического зерна на локальном рынке. Собственно в этом и состоит основная сложность. Однако, если хеджер ставит своей задачей застраховаться от катастрофического изменения цены на свой актив, то базисный риск не является препятствием. Другими словами, если вы хотите застраховаться от риска изменения цены в 10 $/тн. в конкретной, разовой сделке, то базисный риск может стать серьезным препятствием. Если же для вас важнее застраховать финансовый поток от регулярных операций в течение, скажем полу-года и больше, или же от риска изменения цены на 2000-3000 руб/тн. то применение фьючерсов на CBOT выглядит вполне оправданным.

IDK.ru: Насколько ликвидными могут быть внебиржевые инструменты хеджирования?

- Могут быть абсолютно ликвидными. Дело не в том, где они торгуются (на бирже, или ОТС), а в спросе на инструмент, и в удобстве торговать им для участников. Например, самый объемный рынок деривативов – валютный. Так вот, объемы, торгуемые на ОТС рынке, на порядки превышают объемы всех бирж Мира вместе взятых. А многие инструменты торгуются только на ОТС – так удобней участникам рынка. Надо сказать, что в последнее время, особенно с развитием технологий электронной торговли границы биржевого и ОТС рынка в значительной степени размываются. Возвращаясь к хеджированию, особенно в агро бизнесе, основные объемы именно сделок хеджирования – это ОТС сделки. Биржевая торговля, которая во многом ошибочно отождествляется с понятием ликвидность, удобна для совершения большого количества сделок в погоне за одним «пипсом». Это привлекает спекулянтов. Неслучайно, что по оценкам наблюдателей число спекулянтов на биржевом рынке нефти зашкаливает за 85%. Для хеджера же важней не абстрактная ликвидность, а то насколько точно хеджирующий инструмент соответствует риску связанному с физическим зерном.

 IDK.ru: Почему в России не работают товарные биржи?

- Если мы говорим о биржах по торговле физическим товаром, то потому что они не нужны в принципе. Если же о срочных товарных биржах, то потому, что отсутствует организованный рынок физического зерна. На мой взгляд, если бы энергию создателей всевозможных «бирж» направить в русло организации инфраструктуры оборота физического зерна, то было бы больше пользы, как для самих участников этого рынка, так и для развития деривативного рынка. Удручает то, что даже в своих проектах «биржевики» видят организованный рынок как некую всероссийскую «нижегородскую ярмарку» , или «барахолку» на которую участники свозят зерно со всей страны. Например, на мой взгляд, серьезным подспорьем в развитии рынка было бы внедрение двойных складских расписок в электронной форме с гарантией исполнения крупных финансовых, или даже государственных структур. Подобная система действует в Украине, где покупатель может в «онлайне» посмотреть какое и какого качества зерно находится на том, или ином элеваторе. Эта система очень близка к депозитарной на рынке ценных бумаг. Кроме того, что это кардинально снижает риск недобросовестной сделки, и, как следствие, уменьшает транзакционные расходы на ее осуществление, у банкиров появляется совершенно понятный, и что немаловажно ликвидный документ, под который можно кредитовать владельца. К сожалению, этой теме, на мой взгляд, сейчас уделяется недостаточно внимания.

IDK.ru: Как происходит хеджирование рисков биржевыми инструментами?

-Хеджирование, не важно, биржевыми, или внебиржевыми инструментами, основано на сонаправленном, или как говорят, параллельном движении цен на хеджируемый (товар) и хеджирующий (как правило – дериватив) активы. Другими словами, если цена на зерно, скажем, в Ставраполье выросла на 500 руб./тн. то дериватив в идеале, так же должен вырасти на 500 руб./тн, и наоборот. Такая взаимосвязь цен позволяет, заняв позицию в физическом товаре в одном направлении, допустим купив 500 тн зерна, и продав деривативов на500 тн. снизить, или полностью исключить ценовой риск. Очевидно, что если верно допущение (статистика) о том что, цены физического товара и дериватива движутся сонаправленно, то снижение цены на физическое зерно на 300 руб./тн. вызовет снижение стоимости дериватива на теже 300 руб./тн. Т.е. потеряв 300 руб./тн на стоимости физического зерна, его обладатель ровно столько же заработал на падении стоимости дериватива. В результате «+300» и «-300» дают в сумме «0», т.е. куда бы не двигалась цена, обладатель захеджированной позиции становится НЕ чувствительным к ее изменению. Это в идеале. В реальном Мире, цена на физический товар и дериватив движутся сонаправленно, но не идентично. В результате, цена на физическое зерно может снизиться на 300 руб./тн, а цена на дериватив (фьючерс) понизится всего на 200 руб./тн. Это и называется базисным риском о котором мы говорили выше. Однако согласитесь, даже принимая на себя базисный риск, лучше потерять 100 руб./тн чем все 300. А ведь цена может понизиться и на 1000-2000 руб./тн. Так ли уж велик тогда базисный риск в 100 руб./тн? Каждый решает для себя сам – иметь твердый, понятный доход, или надеяться на лучшее. Наша же задача как брокера – обеспечить доступность инструментов хеджирования для российских компаний.

Источник: http://exp.idk.ru/question/interview/vozmozhnosti-strakhovaniya-cenovykh-riskov/349477/


Возврат к списку

наверх