Главная E-mail Поиск по сайту

Система безопасности предпринимательской деятельности: когда предают <<свои>>

Игорь Герасимов,

 

эксперт ТПП РФ по вопросам промышленной контрразведки

 

Сложившаяся система безопасности бизнеса и предпринимательства в нашей стране в её нынешнем состоянии малоэффективна и непригодна к исполнению стратегических задач экономики.

И причины такого положения дел заключаются не в наличии каких-либо сложных видов угроз предпринимательству (контрафакта, рейдерства, проблем, связанных с возвращением дебиторской задолженности), несовершенстве законодательства и налогообложения, не в сложностях мировой системы хозяйствования и даже не в коррупции, хотя всё перечисленное, конечно, оказывает существенное влияние на безопасность бизнеса и предпринимательства.

Суть проблемы заключается в том, что система защищает интересы владельцев бизнеса и их доверенных лиц и в принципе не ориентирована на пресечение противоправной деятельности, не говоря уже о защите национальных интересов – сохранении производства, рабочих мест, социальной стабильности.

Обобщая практический опыт, накопленный промышленной контрразведкой, можно с уверенностью заявить: основные проблемы безопасности предпринимательской деятельности, как правило, создают «свои» – родные, близкие, доверенные лица собственника, не несущие за свои противоправные деяния никакого наказания, что напрямую отражается на состоянии предприятий и организаций, а также – пусть косвенно – влияет и на национальные интересы.

Налицо кадровая проблема: раскрытие дел с участием «своих» требует от людей, занятых обеспечением  безопасности, не только высоких профессиональных качеств и немалого гражданского мужества, но и наличия огромного желания решать такие вопросы без оглядки на возможные негативные последствия. В лучшем случае сыщикам может грозить лишение денег и работы. В худшем…

Несколько практических примеров подтвердят сказанное. И хотя все они из практики малого и среднего предпринимательства, обозначенная в настоящей статье проблема присуща и крупному бизнесу, но о нём в как-нибудь другой раз.

Ограбление по «родственному»

Ситуация: в провинциальном городе ограблен ювелирный салон. Ограбление отличается особой оригинальностью, напоминающей сюжет из американских фильмов про Оушена и его друзей.

Предприятие располагается на первом этаже жилого дома и было оснащено всевозможной охранной электроникой. Внутри магазина находится небольшое изолированное помещение («бункер»), оснащённый двойной железной дверью с задвижкой изнутри. Сюда в конце рабочего дня убирали весь товар с прилавков.

Злоумышленники, отключив сигнализацию и камеры видеонаблюдения, проникают в магазин через подвал, пробив в полу лаз. Затем, уже не торопясь, просверливают замок первой двери "бункера", открывают вторую дверь, не повредив ни замка, ни двери, выносят материальные ценности и скрываются. Сумма нанесенного ущерба составляет 15 миллионов рублей.

Приехавшие на следующий день полицейские констатируют высокий профессионализм преступников, выдвигая основной версией работу «залетных» профессионалов… Особенно поразил полицию сам факт проникновения в помещение через пол и применение для открытия замка железной двери электрической дрели. Сравнивали этот эпизод с похожими преступлениями, происшедшими в других регионах, пытаясь найти родственные черты, локализовать круг лиц, могущих быть причастными к такому деянию.

Однако предпринимателю, армянину по национальности,  понесшему ущерб в особо крупном размере, от сравнительного анализа легче не становилось. Прождав безрезультатно две недели, он обратился в промышленную контрразведку.

«Голливудский  сценарий» при здравом подходе треснул сразу. Ситуация упростилась: грабителями оказались обедневшие двоюродные братья владельца, которые давно завидовали тому, как он «поднялся», а предателем, сделавшим слепки с ключей и не закрывшим заднюю дверь, – «свой», мастер-армянин, для которого владелец бизнеса в жизни многое сделал.

Итак, дело было раскрыто, но тут-то перед промышленными контрразведчиками и возникла нешуточная проблема: во-первых, если сказать ограбленному предпринимателю всё, как есть, с прямыми и неопровержимыми уликами, можно нарваться на непонимание укоренившейся в районе кавказской диаспоры. Правда вполне могла «потянуть» за собой войну кланов, в которой заказчик расследования и потерпевший, скорее оказался бы не на стороне эксперта, не говоря уже о возможных трениях с районной полицией, у которой своя версия произошедшего: обидели «уважаемого» человека, надо найти «злодеев», и если уж не из числа «местного вороватого населения», то хотя бы из ближайших регионов, свалить всё на них, а там как получится.

«Искать будем, а заодно и потерпевшего «подоить» можно». Действительно, не его же родственников привлекать? Вдруг обидится,  диаспора возмутится, в отсутствии толерантности и национальной терпимости  будет обвинять? «Умничать», с разными версиями перед начальством – себе дороже.

Вот и получается: правда никому не нужна.

Ни, разумеется, преступникам, ни собственникам, ни правоохранительным органам, ни властям.

 

«Контрафакт» на карманные расходы

Ещё свежий пример: обратилось как-то к нам в контрразведку одно региональное издательство, занимающееся разработкой и выпуском учебников по ЕГЭ. Беспокоили его контрафактные учебники по ЕГЭ под брендом их фирмы, появившиеся на книжном рынке столицы. Наносимый экономический ущерб был не столько велик, сколько неприятен.

В качестве задачи попросили определить типографию, где печатается данная продукция, а также склады, на которые она свозится, и постараться закрыть торговую точку на "Олимпийском", реализующей контрафакт. В то, что этот вопрос вообще можно разрешить, они не особо верили...

После сбора первичной информации контрразведчики стали «окучивать»  торговую точку. Но ни её владелец, ни торговец ничего «интересного» на наши вопросы ответить не смогли, так как владелец, сдав точку в аренду, особого интереса к её деятельности не проявлял. Торговец же оказался весьма юрким гражданином соседнего государства, стремящимся заработать везде и на всём. Можно было бы возбудить против него уголовное или административное дело, но поставленную перед нами проблему такая мера не решала…

Тогда взялись за представителя фирмы в московском регионе, от которого в основном и шла владельцу бизнеса негодующая информация о наличии подделок на книжных рынках Москвы. Попутно сделали проверку типографий, выпускающих оригинальную продукцию.

В результате проверок-то и всплыли подлинно интересные вещи: автором идеи подделки был сам представитель фирмы в московском регионе. Он же, разумеется, оказался и организатором сбыта контрафакта, причём в начале своей «деятельности» он на компанию, продукцию которой подделывал, не работал. Раскрыл его один из учредителей фирмы, приемный сын владельца предприятия, но жаловаться никому не стал, а тихо, без лишнего шума перестроил ситуацию «под себя», и изготовление контрафактных учебников пошло уже под его прикрытием. Естественно, «папа» оказался не в курсе.

Москвича приняли на работу в качестве столичного представителя  компании, и в новой контрафактной схеме отвели ему хорошо знакомую роль организатора сбыта.  Процесс  производства был перенесен из Подмосковья в одну из типографий региона, под контроль «сыночка».

Вскоре произошедшие перемены представителя устраивать перестали: собственный контрафакт стал ему активно мешать получать доходы от сбыта официальной продукции. Основные деньги от реализации подделок стали оседать в кармане "сыночка". Прямо отказаться от контрафактных продаж представитель не мог, и потому затеял "борьбу" с контрафактом, нагнетая ситуацию перед «папой». Продавец на «Олимпийском» здесь выступал в роли типичного «мальчика для битья».

Вскоре вскрылась и допечатка оригинальных учебников в региональных типографиях, которая по своему объему выпуска значительно превосходила производство контрафактной продукции:  экономический ущерб от неё был куда серьезней…

Проинформировали "папу", предложили разрешение этой проблемы за счет управленческого решения… и тут контрафактные учебники в мгновение ока исчезли с книжных рынков страны. Как корова языком… Уладили.

 

«Кризис» и бизнес-процессы

Ну, и третий, заключительный пример: на заводе строительных материалов мы проводили расследование причин потери заводом рынка сбыта своей продукции вследствие так называемого «мирового экономического кризиса».

Работал завод давно и устойчиво, продукция его пользовалась повышенным спросом. Имелись, конечно, производственные проблемы. Но вдруг он начал терять объемы реализации своей продукции, и потерял их аж на 70%. Топ-менеджеры приняли  решение снизить объёмы производства. Этим быстро воспользовались конкуренты, захватив рынок сбыта производимых заводом стеновых блоков.

Шум, гам… Сменили команду управленцев. Новые приняли своё «антикризисное решение»: стали проводить новую политику реализации, выстраивая договорные отношения с потребителями применительно к  личным интересам. Старались выбраться из сложившейся ситуации минимизацией цен на продукцию, льготными условиями отгрузки, а не запуском производства на «докризисные» мощности и поиском дополнительных ниш на рынке. И можно было бы задуматься, отчего конкуренты, не сократившие объёмов производства, преуспевают, но никто, как обычно, не почесался.

А выяснилось, что плачевное состояние завода – вовсе не следствие общего положения дел в строительном бизнесе, и никак не связано с мировым экономическим кризисом, неправильной ценовой политикой бывшего генерального директора, сделанного «козлом отпущения». Явилось это, как обычно бывает, результатом сговора группы лиц из числа руководящего звена предприятия, направленного на искусственную  остановку завода.

В «группу лиц» входил сын одного из совладельцев завода, поставленный смотреть за проходящими на предприятии бизнес-процессами, а основной «бизнес-процесс» доведения предприятия до ручки осуществлялся по заказу конкурента, имеющего собственное похожее производство. Он-то и был заинтересован в захвате рынка сбыта для реализации собственной продукции. Для этого на предприятии были подкуплены лица, оказывавшие влияние на формирование ценовой политики компании. Они и вели соответствующую договорную политику, отнюдь не фигурально убивая производственный процесс. По совокупности их действия привели к «падению спроса» и искусственному снижению объема выпускаемой продукции.

Остаётся добавить, что по некоторым экспертным оценкам, в пору экономического кризиса реальный спрос на продукцию завода увеличился в 2-3 раза…

 

Системный кризис

Опыт практической работы промышленной контрразведки сегодня однозначно говорит о кризисе нынешней системы безопасности предпринимательской деятельности. Кризису подвержена вся система в целом, а не какие-то отдельные её части.

Они-то вполне адекватны! Охрана, например, неплохо обеспечивает сохранность имущества, но степень влияния её на угрозы безопасности организации, создаваемые преимущественно управленческими решениями топ-менеджмента или родственниками владельца бизнеса, как правило, нулевая.

Различные специалисты безопасности, хорошо справляющиеся с решением вопросов в своей сфере деятельности, зачастую пасуют в условиях, когда предают "свои" – верхний эшелон управления организации.

Из-за того, что «недружественную», мягко говоря, деятельность некоторых чиновников и бизнесменов во власти по  отношению к отечественному бизнесу и предпринимательству купировать довольно затруднительно, общий вывод всплывает сам собой: система не может решать имеющиеся проблемы. Её субъекты сегодня в основном заняты обсуждением проблем безопасности, составлением отчетов о проведенных мероприятиях и выработкой мер, остающихся на бумаге.

Первопричиной такого положения дел является отсутствие необходимого законодательства об ответственности собственников и предпринимателей за состояние своего бизнеса, особенно за положение дел с собственностью, полученной в ходе приватизации, а также созданную и  воссозданную за счет государственных кредитов и дотаций.

Если бы такая ответственность была введена, это сразу изменило бы отношение бизнесменов и предпринимателей к своей собственности, заставило их по-новому подойти к вопросу обеспечения безопасности предпринимательской деятельности – не только извлекать прибыль, а правильно организовывать и отлаживать процесс управления собственностью, не забывая при этом и о национальных интересах. Спрашивать, конечно, следует с настоящих владельцев собственности, а не с топ-менеджеров, пусть даже и высшего звена управления: они лишь прикрывают собственников.

Такой спрос позитивно отразится на деятельности «своих», разрешит кадровую проблему: в производство придут профессионалы. Сегодня "свои" являются настоящим вирусом, разрушающим бизнес изнутри, и только профессионалы, не зависящие от родственных уз, в состоянии этому процессу воспрепятствовать. Между этими двумя группами можно найти разумный баланс, полезный и для модернизации экономики страны, и для обеспечения её национальных интересов, и для самих собственников. Кроме прочего, в результате нахождения паритета между «своими» и «не своими» может быть преодолен кризис системы обеспечения безопасности предпринимательской деятельности.

Но можно, конечно, ничего не предпринимать. Правда, тогда экономика страны будет принимать всё более уродливые формы, а реальная безопасность отечественного бизнеса и предпринимательства, являющегося основой экономики любой страны, так и будет оставаться на уровне обсуждения проблемных вопросов, в ходе которого процесс идёт своим чередом: самолеты падают, корабли тонут, предприятия разваливаются, уголовные дела не раскрываются, нужные законы не принимаются, системный кризис углубляется.

Существующее положение дел неизбежно приведет к социально-экономическим преобразованиям, но уже снизу.


Возврат к списку

наверх