Главная E-mail Поиск по сайту

Содружество отметило двадцатилетие. Что дальше?

СНГ исполнилось двадцать лет. В связи с юбилеем Содружества наш корреспондент взял интервью у Валерия Серова.  Сегодня он - генеральный директор московского Центра международной торговли на Краснопресненской набережной, возглавляет Комитет ТПП РФ по вопросам экономической интеграции стран ШОС и СНГ. А в очень непростые 90-е годы теперь уже прошлого века Валерий. Серов возглавлял российское министерство по связям со странами СНГ, то есть практически формировал и отстраивал заново связи между независимыми государствами постсоветского пространства.

          - Как Вы считаете, как за прошедшие 20 лет поменялось само представление о Содружестве независимых государств, о той роли, которая на него возлагалась при создании?

          - Принципиально поменялось. На начальном этапе своего существования эта межгосударственная структура оказалась чрезвычайно политизированной, практически все вопросы тогда обсуждались через призму «преодоления имперской зависимости от России», в них было много наносного и мало конструктивного.

         В самой России к интеграции отношение тогда было также далеко не однозначным. При отсутствии на тот момент надежных рыночных механизмов, радикально различном экономическом положении стран Содружества  у нас оказалось немало противников объединительных процессов.

         Имел место и чисто психологический фактор. Очень многие люди просто не могли трезво взглянуть дальше собственного независимого порога своей республики. Но, в тоже время, нельзя утверждать, что буквально все ожидали «развода» и самой возможности сбежать из общего советского дома. Это было бы неправдой. Если имеются в виду западные взоры прибалтийских республик, то, вспоминается, они имели место не только в тот момент… Другие же совсем не спешили «разводиться» - та же Средняя Азия, например.

         Наша приверженность к «общему дому», каким был Советский Союз, даже в критический момент его развала не позволила всем нам, образно выражаясь, свалиться в пропасть всеобщей ненависти и многолетнего кровавого конфликта.

         И еще. В тот момент было много искренних надежд, что вновь образованное Содружество окажется надежной основой для совместного движения вперед. Но, увы, большинство надежд оказались иллюзорными прежде всего из-за откровенных экономических глупостей. Разорвали саму основу дальнейшего совместного сотрудничества, созданный за многие годы существованияСССР сырьевой и промышленный потенциал. Например, в СССР была конкретная специализация: Узбекистан и Туркменистан – это хлопок, Украина – пшеница и 40 процентов производства черной металлургии огромной страны…  На деле все разодрали по живому, каждому достались части целого, кооперация развалилась.

        Созданная за десятилетия общая система управления, принципами которой до сих пор откровенно пользуются во многих странах мира, была развалена. Именно на ее обломках впоследствии в наших странах стали быстро произрастать безответственность, разгильдяйство и коррупция.

        Работая министром по связям со странами Содружества и испытывая на себе мощное давление со стороны, я отчетливо замечал, как тех же белорусов, которые до сих пор считают свою страну «сборочным цехом СССР», откровенно выталкивали из рублевой зоны. И это делалось, несмотря на явное желание белорусов остаться в рублевой зоне, так как своей финансовой системы у них не было.  Так что рассуждения типа того, что белорусская сторона не является сторонницей «единой валюты» - почти от лукавого…

         - Так можно ли считать «проект СНГ» удачным?

         - Сам термин «проект СНГ» принадлежит сегодняшнему дню. Он, конечно, не отражает в полной мере весь драматизм и неординарность тех событий, которые происходили в начале этого исторического периода. И хотя СНГ за 20 лет не стало одним из ведущих центров многополярного мира, как предполагали некоторые оптимисты, сегодня можно констатировать, что взаимные отношения между членами Содружества уже определяются не столько совместным прошлым, сколько новыми национальными, прежде всего экономическими, приоритетами.

       Возникло общее и главное: убеждение, что СНГ объективно необходимо нам всем. Интеграция сегодня выступает как самый эффективный и реальный механизм межгосударственных отношений, формирования единого экономического, культурного, научно-технического, экологического и образовательного пространства. В этом убеждены даже те наши соседи, которые отрицают международную «правосубъектность» СНГ .

        Отвечая на Ваш вопрос, считаю необходимым отметить те события, которые за эти годы стали заметными в деятельности СНГ в целом и нашего комитета в частности.

        Прежде всего, это создание ЕврАзЭСа и Таможенного союза России, Республики Беларусь и Республики Казахстан. За относительно короткий срок был пройден путь от Договора о создании единой таможенной территории и Договора о Комиссии таможенного союза фактически к завершению формирования самого Таможенного союза. Сегодня обрела конкретные очертания работа по созданию Единого экономического пространства (ЕЭП) трех государств.   Очень надеюсь, что такая новая форма интеграции позволит в соответствии  с подписанным пакетом соглашений на территории наших государств создать по-настоящему общий рынок товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов. Моя уверенность в успехе здесь подкрепляется тем фактом, что этот рынок формируется по общепринятым законам мировой торговой практики, нормам ВТО, т.е. с соответствующими инструментами госрегулирования, унифицированными для всех трех государств.

        Весьма реальным и даже необходимым представляется участие в ЕЭП торгово-промышленных палат указанных государств. С этой точки зрения весьма важной и своевременной выглядит инициатива создания Евразийской ТПП. Эта идея казахского лидера представляется мне чрезвычайно интересной и продуктивной. Также как и сама идея Евразийского союза. Первые шаги по ее воплощению в жизнь – создание Евразийской экономической комиссии России, Республики Беларусь и Республики Казахстан можно с уверенностью в актив реальных достижений СНГ за прошедший период.

        Отмеченные события, которые произошли в деятельности СНГ за 20 лет, свидетельствуют прежде всего о том, что Содружество набирает обороты…



         - Вы рассматриваете Евразийский союз как новую форму межгосударственной интеграции?


        - Несомненно, причем как очень эффективную. Здесь хочу напомнить Вам о термине «проект СНГ», который Вы употребили в предыдущем вопросе. Проектный подход, который был обозначен руководителями трех государств, реально выявился и при подписании документов по созданию Евразийской экономической комиссии. Надеюсь, что многие  ожидания, связанные с предстоящей работой этого наднационального органа, оправдаются.

      Что же касается самого Евразийского союза…

       Формат Евразийского союза как геополитической единицы на постсоветском пространстве впервые предложил президент Казахстана Н. Назарбаев еще в 1994 году. Тогда это был, скорее, политический лозунг, рассчитанный прежде всего на тех «ястребов», которые любое движение к межгосударственной интеграции рассматривали не иначе, как возврат к «советской империи», стремление лишить возникшие на руинах СССР самостоятельные государства их независимости.  К сожалению, как действующий глава государства Центральной Азии Н. Назарбаев с его объединительной политикой в начале развития СНГ не находил активной поддержки среди своих коллег в других государствах, в том числе и в России. Известная публикация Председателя Правительства РФ В.В. Путина в газете «Известия» на эту тему свидетельствует о том, что у Евразийского союза теперь появилось реальное будущее.


         - На чем основана Ваша уверенность?  И что, по  Вашему, для этого нужно сделать?


         - Уверенность основана прежде всего на вере в наших людей. Давайте возьмем не самый легкий в истории нашей общей страны тоже 20-летний отрезок, например, послевоенные 1945 – 1965 годы. После военной разрухи страна отстроилась практически заново, мы покорили атом, построили атомный ледокольный флот, полетели в космос, освоили целину, построили мощные электростанции… Открыли и освоили огромные нефтяные месторождения. Просто говоря, мы до сих пор живем за счет той нефти, добычу которой обеспечил глава Госплана СССР Н.К. Байбаков. Много ли новых месторождений открыли и освоили мы за последнее 20-летие? А Николай Константинович мне не раз говорил: «Денег на все хватать всегда не будет, но на нефть и газ отдай полным рублем»… И вкладывались средства, и немалые. Вот потому и построили, развили нефтяную и газовую промышленность, создали уникальнейшую систему транспортировки нефти и газа. Такой нет до сих пор нигде в мире.

         А мы за 20 лет не успели даже договориться в СНГ как нам мост построить…

         Следует провести тщательный анализ произошедшего в 90-годы и сделать самые серьезные выводы. Понять до конца, что конкретно мешает, почему так бездарно порой мы растрачиваем свой потенциал, эксплуатируем талант своих сограждан.

         Проектный подход как основа союзной экономики объективно предполагает прежде всего использование того совместного экономического, ресурсного и научно-технического потенциала, который был накоплен за многие десятилетия совместного существования в СССР. Школа советской инженерной интеллигенции может и сегодня готовить специалистов, способных решать сложнейшие задачи в строительстве, ядерной энергетике, космосе, авиации

            Та технологическая кооперация, которая реально существовала, может оказаться вновь востребованной, но уже на качественно ином уровне.


Возврат к списку

наверх