Главная E-mail Поиск по сайту
Непознанные закономерности управления
 
Игорь Александрович Богачек — главный научный сотрудник учреждения РАО «Институт педагогического образования», доктор педагогических наук, профессор, академик Балтийской педагогической академии, лауреат медали К.Д. Ушинского, лауреат международной премии им. А.Г. Небольсина

За несколько тысячелетий своей истории люди открыли и обосновали сотни закономерностей управления. Казалось бы, пространство между субъектом и объектом управления — от описания механизма эффективности управленческого действия до обоснования олигархического и демократического способов управления — заполнено до предела. И людям ничего не остается, как умело воспользоваться этим богатством для построения самых совершенных систем и структур управления, которые позволяли бы производить продукты самого высокого качества.
 
Ключевые слова: закономерности управления; механизм эффективности управленческого действия; олигархический и демократический способы управления; системы и структуры управления.
 
Россия накануне больших перемен в экономике, образовании, науке, социальной жизни. Тем не менее при всех усилиях малоэффективными оказываются системы и структуры управления регионами, городами, большими и малыми предприятиями и организациями. Не умеем распределять власть и ответственность между центром и регионами. Не умеем управлять людьми не с помощью прямых указаний, а с помощью закона и права. Не умеем устанавливать эффективные взаимосвязи между организациями по принципу «максимум необходимых внутренних связей и минимум необходимых внешних». Не понимаем огромной значимости управленческих знаний не только для менеджеров, но и для каждого гражданина страны и необходимости их передачи каждой личности по образовательным ступеням: школа — вуз — профессиональная среда.
 
Определяются грандиозные стратегические цели, правильно обосновываются средства их достижения, но достичь высокого качества результата деятельности в различных областях социальной жизни людей удается крайне редко. И дело здесь не только в человеческом факторе или в недостатке опыта демократического строительства. Изменения в экономической и социальной жизни общества так велики, что мировая теория управления не успевает отреагировать на них и подсказать решения проблем, которые незамедлительно требуют внимательного к себе отношения.
 
До рубежа ХIХ и ХХ столетий мы сталкивались совсем с другой наукой, имевшей иные концептуальные ориентации и позиции, иное представление о методах и приемах управления. Мировая теория управления шире и разнообразнее западного менеджмента. Это междисциплинарная область знаний, вместившая в себя продуктивные идеи многих наук. И рождены они были во многих странах мира, в том числе и в России, хотя мы нашу науку управления никогда раньше менеджментом не называли.
 
К началу ХХ столетия теория государственного управления, веками накапливавшая опыт человечества в области государственного строительства, сформировала довольно четкий подход к любым управленческим образованиям. Суть такого подхода выражалась в том, что законы и закономерности управления государством, то есть неким целым образованием, распространяются на все части этого целого образования, иначе говоря, семья управляется как община, община как область, область как государство.
 
Первый мировой информационный кризис управления, поразивший мир в начале ХХ в., когда или информационные знания оказались устаревшими, или их было просто недостаточно, привел к революционным изменениям во всех сферах жизнедеятельности человека. В области социальной набирали силу новые философские и идеологические учения, под влиянием которых мир готовился к трагическому разлому и к Первой мировой войне. В области экономики перестраивалась вся структура производства, образовывались крупные монополистические объединения и синдикаты, экономические связи становились межконтинентальными. В фундаментальных науках ниспровергались казавшиеся веками незыблемыми классические построения и идеи.
 
Только в физике этот период характеризуется обоснованием теории относительности, известными открытиями электрона, радиоактивности, развитием кинетической теории газов и спектральных методов, а также мощным подъемом теоретической мысли в области термодинамики и электромагнитного поля. С открытием психоанализа З. Фрейда пересматривались многие позиции и в психологии. Естественно, что и в теории управления происходили не менее революционные изменения. Они привели к появлению научной и классической школ менеджмента, многих отраслевых теорий управления, теории советского социального управления. Философское кредо этих наук заключалось в том, что часть механически не повторяет целое государственное устройство. У части есть свои специфические законы и закономерности управления, связанные с экономической и социальной природой продукта деятельности. При этом было обнаружено, что не только целое влияет на составную часть, но и часть влияет на целое, на государственное устройство и способ управления им.
 
Второй мировой информационный кризис управления, разразившийся накануне Второй мировой войны, привел к новому переосмыслению многих представлений об управлении и рождению кибернетики, теории информации, теории космического и биологического управления, а также теории управления сложными системами. Согласно новым наукам и новым теориям, у космического пространства, у природы имелись свои естественные законы и закономерности управления, единые как для живой, так и для неживой природы. Человек как продукт живой природы изначально являлся носителем этих естественных законов. Земля, все живое и неживое на ней, социальные и государственные структуры, порожденные человеком, существуют и функционируют по этим законам, и человек игнорировать их не может.
 
Третий мировой информационный кризис управления разразился уже после Второй мировой войны и был связан с недостаточно изученными возможностями самого человека во многих областях его деятельности. Этот процесс вызвал к жизни чрезвычайно популярные сегодня поведенческие теории современного менеджмента, привел к широкому развитию психологии и социологии управления. Согласно новым теориям, человек — это микрокосмос управленческой деятельности. Его возможности безграничны как в отношении управления социально-государственными структурами, так и в отношении управления космическим пространством. И основные источники эффективности управления нужно прежде всего искать в связке «человек — человек» [1].
 
В конце ХХ и начале ХХI в. разразился четвертый мировой информационный кризис управления, который поставил под сомнение некоторые укоренившиеся закономерности традиционного менеджмента. Прежде всего стала наблюдаться тенденция постепенного вытеснения власти денег властью компетенции, что привело к увеличению зон самоуправления в организационных системах и к усилению матричных тенденций в структурах управления. Произошло значительное увеличение зон кооперации конкурентов за счет их непримиримой борьбы, что вызвало к жизни новые сложные системы управления, в которых функциональные связи объединяют ранее совершенно самостоятельные и автономные системы. Но самое главное, произошло органическое объединение процессов производства и процессов потребления продуктов деятельности человека, что привело к обязательному включению в систему, которая производит продукт деятельности, системы, которая потребляет этот продукт. Эти решительные изменения в системах управления развеяли целый ряд мифов об управленческих «истинах», которые раньше казались незыблемыми. Прежде всего это мифы о всесилии одного человека, называемого менеджером или руководителем; о пирамидальной системе управления и неизбежности такой системы; о неуместности культуры в управлении; наконец, о рациональном анализе как основном средстве руководства организацией и о ненаучности интуиции в процессе принятия решений.
 
В наши дни науки управления выходят на самые передовые позиции, во-первых, потому, что только науки управления суммарно способны сегодня ответить на ряд фундаментальных вопросов, на которые другие науки ответить не могут, а также потому, что открывается бездна непознанного или малоизвестного в управленческой деятельности человека.
 
Что первично — субъект управления, носитель власти, или объект управления, источник власти? Что в природе и обществе управляемо, а что нет? Возможно ли управлять в условиях неопределенности и непредсказуемости? Если да, то как управлять неизвестными факторами? Какой способ управления эффективнее — олигархический или демократический, управление сверху, управление снизу или комбинированное управление? Наконец, что такое управление в настоящее время? Просто одностороннее, а также взаимное воздействие или воздействие, ограниченное определенными целями? Всякое воздействие или экономное по времени и средствам? В природе такого воздействия обыкновенные контакты живой и неживой природы или сложные преобразования информации, в основе которых лежат определенные законы и закономерности? Такое воздействие одномерно и представляет собой только практическую деятельность или многомерно, и в основе его дуализм — двойная профессия или двойная самостоятельная управленческая деятельность — теоретическая и практическая?
 
Еще В.И. Вернадский [5, с. 220], обосновывая сущность ноосферы, пришел к неожиданному выводу о том, что механизмы управления, которыми пользуется человек, не придуманы им самим; они суть производные механизмов воздействия, действующих в космическом пространстве, а следовательно, существовали задолго до появления человека на Земле. Разница в том, что в кинетическую энергию превращается в одном случае космическая, а в другом случае ее производная — нервная энергия. На философском уровне конечная управленческая истина очень проста: все человеческие системы управления существуют лишь по одной причине — чтобы помочь людям сделать то, что в одиночку каждому было бы не под силу, а значит, любое управление, в конечном счете, сводится к стимулированию активности стремящихся к объединению людей.
 
На методологическом уровне выявляется, как взаимодействуют основные элементы систем управления: законы, принципы, функции и методы управления, какие преобразования в них происходят. Именно на этом уровне видны сущность, структура и направленность управленческого воздействия, а также различная степень участия субъекта и объекта управления в таком воздействии.
 
На теоретическом уровне те же самые воздействия рассматриваются в процессе своей эволюции как инструмент построения человеческого общества. Именно на этом уровне становится ясно, что различные закономерности управления, выявленные в разных науках и научных направлениях, на самом деле имеют внутренние взаимосвязи и легко преодолевают отраслевые барьеры. Методы управления, применяемые в разных науках, по сути своей универсальны. Разные компоненты таких методов, которые проявляют себя в разных измерениях, взаимодействуют, влияя друг на друга и постоянно формируя «мозаику» методов управления. Именно на этом уровне можно проследить, как под влиянием усложнения продукта деятельности меняются системы и структуры управления, а также характер и строение методов и способов управления.
 
На технологическом уровне те же воздействия рассматриваются в конкретных обстоятельствах и определенных временных ситуациях. Под влиянием поставленных целей такие воздействия способны группироваться в определенные ходы, когда операция за операцией «цепляется» в логической последовательности. В сознании лидера эта последовательность операций начинает восприниматься как кратчайший путь к успеху. Эти иногда спорные, иногда победные комбинации, в основе своей неожиданные и парадоксальные, отточенные и освобожденные от каких-либо лишних шагов, часто выглядят как готовая технология, кратчайшим путем ведущая к нужному результату.
 
На первый взгляд кажется, что избранные операции управления нейтральны по отношению к объекту воздействия. На самом деле это не так. В свое время созданные для того, чтобы нацеливаться на наиболее слабые звенья в управлении производством различных продуктов деятельности человека, неоднократно применяемые операции управления несут в себе эту историческую обусловленность и в наши дни. Одним своим участием в процессе управления они выявляют слабые точки в реализации принимаемых решений и ориентируют на построение приемлемых систем управления в разных сферах социальной жизни [2].
 
В процессе такого изучения открывается удивительная картина. Оказывается, многие управленческие идеи, относящиеся к разным областям знаний и разным наукам, имеют на самом деле взаимосвязи и взаимозависимости, что позволяет сгруппировать их в «единое управленческое поле», по законам которого осуществляется управление как в космическом пространстве, так и в человеческом обществе. В таком «управленческом поле» каждый закон или закономерность управления, касаются ли они всей земли, отдельного государства или индивидуальности, системы «человек – человек» или системы «человек – машина», займут свое неповторимое место, достаточно автономное и самостоятельное, но в то же время связанное с другими законами и закономерностями.
 
В таких случаях закономерности начинают напоминать «многомерный шар», тяготеющий к центральному «ядру», — от общего к частному, от множественного к единичному, от космического пространства к человеку: закономерности космического и биологического управления — кибернетические законы управления — закономерности управления государственными устройствами — закономерности управления организациями — человек как субъект управленческой деятельности.
 
С другой стороны, в основе управленческих открытий лежит достаточно жесткий алгоритм: «вспышка» в виде закона или закономерности происходит от стыка двух противоположных начал — макромира и микромира в трех основных плоскостях: воздействия в космосе и воздействия в самом человеке, воздействия в государстве и воздействия в отдельной организации, воздействия во множестве и единичные воздействия.
 
Так, космические и социальные начала, то сближаясь, то разъединяясь, и породили в границах трех основных плоскостей все многообразие антитез закономерностей управленческой деятельности:
 
  • человек как пассивная частица воздействия Вселенной — человек как активный агент живой природы;
  • объединение людей в сообществе — выделение человека из сообщества;
  • человек как объект управления — человек как субъект управления и самоуправления;
  • управление человеком в конкретной структуре (государстве или организации) — управление человеком в абстрагированной структуре (системе управления);
  • воздействие субъекта на объект управления напрямую — воздействие на объект управления через посредников, иерархические уровни власти;
  • прямое взаимодействие субъекта и объекта — опосредованное взаимодействие между ними;
  • воздействие как цельный и неделимый процесс — воздействие как множество автономных, самостоятельных действий;
  • линейная интеграция управленческих действий в системе — функциональная дифференциация управленческих действий в системе.
 
В таком столкновении и противоборстве противоположных, созидающих и разрушающих начал и вырисовывается прообраз единого управленческого поля законов и закономерностей управления, открытых в разное время и в разных науках.
 
Эта автономность оказала определенное влияние на суть таких закономерностей. Они вскрывают механизмы явлений, рассматриваемых в состоянии динамического покоя. Но, будучи родственными по природе воздействия, эти явления неизбежно вступали в соприкосновение друг с другом, взаимодействовали и оказывали постоянное влияние друг на друга. Тем не менее эти закономерности управления воспринимались устойчивыми лишь на видимом пространстве, на поле «отрицательной энтропии», если использовать терминологию Норберта Винера [4, с. 46]. На самом деле эта относительная устойчивость была лишь временной. На невидимом пространстве, на поле энтропии, различные процессы и явления, отраженные в известных закономерностях управления, вступали во всевозможные контакты. Эти процессы и явления взаимодействовали, приводили к различным метаморфозам, качественно менялись сами и создавали качественно новые процессы и явления, действующие согласно пока еще неизвестным людям закономерностям. Где же обнаружить это непознанное и неизвестное? Это обнаружение будет случайным, если действовать в рамках одной устойчивой науки.
 
Если же использовать «единое управленческое поле», то оно может подсказать основные направления поиска таким образом, что появляется возможность заранее предвидеть, где и в какой последовательности будут открыты и сформулированы новые законы и закономерности управления.
 
Стрелка компаса «управленческого поля» определяет основные направления поиска. Они находятся там, где больше всего встречного движения, взаимопревращений и метаморфоз. Эти чрезвычайно динамичные зоны находятся на стыке разных систем управления — во Вселенной и на Земле, на Земле и в государстве, в государстве и организации, в организации и группе людей, в группе людей и отдельной личности. Неизвестными и непознанными оказываются механизмы этих поразительных метаморфоз. Так, в своеобразной управленческой «таблице Менделеева» обнаруживаются своего рода «черные дыры», свободные зоны, в которых скрыты малоизученные или еще не познанные людьми закономерности управления.
 
  • Механизмы построения и управления государством и отдельной организацией изучены — во взаимодействии нет.
  • Сложная система управления как таковая изучена — взаимодействие различных сложных систем управления нет.
  • Структуры управления изучены — метаморфозы структур управления нет.
  • Распространенные методы управления одномерно изучены — во взаимодействии и многомерно нет.
  • Системы, структуры и методы управления изучены изолированно друг от друга — во взаимодействии и взаимовлиянии нет.
  • Особенности самоуправления изучены — их метаморфозы в сложных системах управления нет.
  • Контроль качества продуктов деятельности человека изучен — полноценное управление качеством в процессе изменения продукта деятельности нет.
  • Процесс принятия управленческих решений изучен — взаимодействие методов управления в процессе реализации управленческих решений нет.
 
Таким образом, мы наблюдаем ряд значительных малоисследованных зон.
Из них прежде всего нужно выделить три непознанные зоны, пристальное изучение которых назрело, является знамением времени, необходимо для успешного развития современной цивилизации в целом и демократической России в частности.
 
Первая зона — в теории управления сложными системами как в государстве, так и в отдельной организации:
  • механизмы построения систем управления в зависимости от сложности продукта деятельности;
  • механизмы управления самоуправлением в сложных системах;
  • механизмы управления противоположно протекающими процессами централизации и децентрализации в системах;
  • механизмы рационального управления несколькими сложными системами, входящими одна в другую, но при этом сохраняющими свою автономию;
  • механизмы воздействия на отдельные элементы сложной системы, когда под влиянием этого воздействия меняются параметры и других элементов той же системы;
  • механизмы взаимозависимости превращений власти и ответственности, прав и обязанностей личности и коллектива в сложных системах управления.
 
Вторая зона — в теории структур управления:
  • механизмы взаимозависимости продуктов деятельности человека и структур управления производством этих продуктов;
  • механизмы преобразования линейных и функциональных структур управления в зависимости от изменения роли субъекта и объекта управления в создании продукта деятельности;
  • механизмы превращения многоуровневых структур управления с централизованным управлением в двухуровневые структуры с развитым самоуправлением и наоборот.
 
Третья зона — в теории методов управления:
  • механизмы формирования многомерных сложных методов управления;
  • механизмы взаимовлияния систем, структур и методов управления в процессе реализации управленческих решений;
  • механизмы взаимодействия общих и частных, простых и сложных методов управления в процессе достижения различных результатов деятельности;
  • механизмы качественной трансформации методов управления под влиянием стратегических и тактических целей, а также участников процесса управления.
Десятилетиями классический менеджмент игнорировал идеи самоуправления, считая, что они проявляют себя только на государственном уровне и поэтому являются предметом изучения другой науки — теории государственного управления (State Administration). Вот почему в зарубежных и российских учебниках по менеджменту мы не встречаем разделов по самоуправлению. Сегодняшние тенденции развития общества показывают, что это было серьезным упущением классического менеджмента.
 
На протяжении всего ХХ столетия делегирование полномочий сверху вниз, связанное с теоретическими открытиями Фредерика Тейлора, Анри Файоля и Элтона Мэйо, было самым универсальным средством увеличения производящей силы объекта управления, производителя, создающего необходимый продукт деятельности. Уже в середине века это многократно проверенное средство стало давать сбои. Требовались уже иная мотивация труда и новые системы управления организациями. Вновь актуальным стал вопрос о том, как построить такую систему управления организацией, чтобы люди постоянно повышали свою профессиональную компетентность и создавали продукцию, отвечающую самым взыскательным запросам потребителей.
 
Первым это осознал основатель мировой теории менеджмента качества Эдвардс Деминг [7, p. 120]. Он доказал необходимость не просто делегировать некоторые полномочия производителю, но создать для него в любой организации зону самоуправления. Потребовалось время, чтобы понять поразительную прозорливость смелого начинания Деминга, имеющего мировое значение.
 
Чтобы создать зону самоуправления в организации и таким образом включить мощный механизм мотивации деятельности, нужно было спустить сверху вниз такую систему прав, которая вытекала бы из всех основных функций управления организацией.
 
  • Из производственной функции — право выбирать технику и людей.
  • Из технологической функции — право выбирать технологию производства.
  • Из коммерческой функции — право вносить изменения в продукт деятельности под влиянием запросов потребителей.
  • Из финансовой функции — право на участие в распределении прибыли.
  • Из функции организации — право на соуправление организацией.
  • Из функции координации — право на самостоятельную совместную деятельность с теми структурами и организациями, которые необходимы для развития производственного процесса.
 
Таким образом, в ХХI в., чтобы встать вровень с развитыми цивилизованными странами, мы должны вначале создать механизмы самоуправления личности, а уж затем механизмы управления организациями, а не наоборот, как это мы видим сплошь и рядом в нашей стране. Подобные процессы больше всего соответствуют такому научному понятию, как «эманация авторитета». Понятие «эманация» мы впервые встречаем в работах Платона. Оно у него означает «свободное истечение». «Эманация авторитета» — это новое понятие, выражающее суть основных управленческих изменений в ХХI в. Это свободное истечение организующих воздействий человека, данных ему от рождения как компенсация за его гетеротрофность, за постоянную зависимость от животного и растительного мира.
 
Согласно закону эманации авторитета, нельзя построить эффективную систему управления, не построив предварительно систему самоуправления. Нельзя построить эффективную систему самоуправления, не обеспечив предварительно двойную защиту прав личности. Первая защита: каждой ответственности — равновеликую власть, каждой обязанности — равновеликое право. Вторая защита: часть права личности, которой она по той или иной причине воспользоваться не может, преобразуется в обязанность вышестоящего уровня управления.
 
А это означает, что закон эманации авторитета требует строить систему управления организацией совершенно по-новому, не сверху вниз, как предписывает традиционный менеджмент, а снизу вверх, с уровня производителя. Только в этом случае в структуре управления можно избежать излишних иерархических уровней руководства, нанести удар по ненужному слою чиновничества и создать условия для реализации производителей.
 
Суть этой реализации заключается в том, что в наши дни уже недостаточно просто применить спущенные сверху высокие технологии, широко проверенные на западе, и добросовестно их скопировать. Эти технологии нужно переосмыслить, переработать, преодолеть общепринятый на западе стандарт, фактически разрушить его, преобразовать его в необходимые потребителю многочисленные образцы и снова поднять их наверх в виде принципиально новых продуктов деятельности. В противном случае ничего, кроме посредственного качества продукта в экономике, образовании и других сферах социальной жизни людей, мы не получим.
 
В наши дни производителя все активнее подключают к соуправлению организацией, приобщают к основным ее ценностям. Главный упор делается на самоопределение, самоорганизацию и самообучение производителей. Вот почему структура организаторской деятельности производителя все больше начинает походить на структуру организаторской деятельности руководителя. Такая творческая свобода и вариативность деятельности производителя, при одновременном укреплении единства руководства и всей управляющей системы, и создает условия для производства продукта самого высокого качества. Так, многовековая функция государственного управления — функция самоуправления – кардинально переосмысляется в ХХI в., проникает в любую организацию и становится незаменимой функцией руководства такой организацией [3].
 
Основателю классической школы менеджмента Анри Файолю [6, с. 62] принадлежит первая попытка построения единого функционального поля в системе управления любой организацией. Ряды функций управления в таком поле — видовых, административных и делегирования полномочий – находились в обратно пропорциональной зависимости и держали в равновесии два взаимоисключающих процесса — централизацию и децентрализацию. За сто лет единое функциональное поле управления развилось и изменилось настолько, что оно стало служить точным индикатором неблагополучия современных систем управления. Функциональное поле в них постоянно искривляется за счет преобладания административных функций над всеми остальными. А это, в свою очередь, ведет к нарушению равновесия между централизаций и децентрализацией и к замедлению роста профессиональной компетентности производителей.
 
Согласно закону единого функционального поля управления, оно заключает в себе четыре разных ракурса, четыре разных измерения, в которых находят отражение структура воздействия, направленность воздействия, разнообразие воздействия, распределение сил в воздействии. Нарушение синхронности взаимодействия между этими ракурсами и измерениями приводит к разбалансировке систем управления, неправильному подбору методов управления, а значит, и ослаблению основного результата деятельности.

ЛИТЕРАТУРА
1. Богачек И.А. Философия управления. — СПб.: Наука РАН, 1999.
2. Богачек И.А. Методолого-теоретические основы системы методов управления образовательными процессами в профессиональной школе. — СПб.: ИПТО РАО, 1999.
3. Богачек И.А. Новые законы менеджмента. — СПб.: Гелиос, 2007.
4. Винер Н. Кибернетика и общество. — Спб.: Питер, 2001.
5. Вернадский В. Жизнеописание. Избранные труды. — М.: Наука, 1993.
6. Файоль А. Общее и промышленное управление. — М.: Контроллинг, 1997.
7. Deming E. The American Who Taught the japanese about Quality. — N.Y.: A fireside Book, 1991.
 

Читатели журнала «Инициативы XXI века», закончившие высшее учебное заведение до начала 90-х гг. прошлого века, наверняка конспектировали статью В.И. Ленина «Советы постороннего». Эта историческая аналогия с работой проф. И.А. Богачека «Непознанные закономерности управления» может показаться стилистическим оксюмороном. Однако вспомним временной контекст, в котором писались ленинские заметки. В статье, написанной 8 (21) октября 1917 г., Ленин делал наброски плана вооруженного восстания в России, не имея возможности непосредственно это восстание возглавить, представляя тем самым взгляд на текущую ситуацию со стороны.

Как теоретические, так и сугубо практические статьи по менеджменту базируются сегодня на определенном наборе устоявшихся моделей, системе графических образов (вообразите «управленческую статью» без схем, диаграмм и таблиц!), сформировавшемся метаязыке. Во многом современные тенденции в написании подобных текстов направлены на развитие так называемых hard management skills (жестких навыков управления) и построены по «процессному принципу»: информация на входе процесса, тело процесса – набор инструментов и методов, который при правильном их использовании дает гарантированный положительный результат на выходе. Такой утилитарный механистический подход может привести к выхолащиванию основы – философии управления как науки. Автор статьи «Непознанные закономерности управления» И.А. Богачек – известный педагог, философ (автор монографий «Философия управления» и «Новые законы менеджмента») – представляет иной взгляд на современные проблемы управления, отчастивзгляд постороннего, акцентируя внимание читателя на всеобщих, философских закономерностях. Скорее всего, бизнесмен-практик, ищущий «волшебную таблетку», некое управленческое know-how, способное в мгновение ока преобразовать деятельность организации, не найдет в этой статье ответов на мучающие его вопросы. И.А. Богачек на дает готовых рецептов по типу «делай раз, делай два». Его работа призывает читателя задуматься.

 

Профессор факультета инновационно-технологического бизнеса Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, доктор физико-математических наук, профессор С.Д. Фурта

 

Unknown management principles
 
I.A. Bogachek
 
Main scientist of RAO «Institute of Pedagogic Education», Ph.D. in Pedagogy, full professor, academician of Baltic Pedagogic Academy,  K.D. Ushinsky medal laureate, A.G. Nebolsin international prize laureate
 
People have opened and based hundreds of management principles through the history of humanity. The space between a subject and an object of management seemed to have been filled down to the limit – from description of management activity efficiency mechanism to substantiation of oligarchic and democratic management methods. There is noting else left for people to do but to make the best use of this resources for building of the most perfect management systems and structures that could afford to create the best quality products.
 
Key words: principles of management; management activity efficiency mechanism; oligarchic and democratic management methods; management systems and structures.

 

 

Номер в PDF формате

наверх