Главная E-mail Поиск по сайту
Я вижу в России большой инновационный потенциал
 
Ицха́к Кальдеро́н Ади́зес (Ichak Kalderon Adizes) — один из известнейших экспертов в области повышения успешности и эффективности работы организаций. Согласно ему любой отдельный человек способен быть успешным лидером, управленцем, руководителем организации лишь на ограниченном отрезке времени. Организации «построенные навечно» управляются взаимодополняющими командами, а при разработке и внедрении изменений в них необходимо учитывать, на какой стадии жизненного цикла они находятся. Адизесом создана, пожалуй, первая в мире школа консультантов, в которой выстроено многоступенчатое обучение процессному консалтингу. Подготовленные по Методологии Адизеса консультанты работают в большинстве стран рыночной экономики, включая Россию. Кроме ведения консультационной практики для компаний с миллиардными оборотами, доктор Адизес преподает в нескольких университетах, является автором девяти книг, переведенных на 22 языка. По итогам рейтинга «100 лучших консультантов в сфере лидерства» издания «Executive Excellence» (2008-2009 гг.) Адизес занимает 28-е место, а Институт Адизеса входит в десятку лучших консалтинговых организаций мира. Ицхак Адизес специально для нашего журнала дал эксклюзивное интервью Михаилу Молоканову, посвященное вопросу развития инноваций в России.

ММ: Журнал посвящен инновациям и инициативам в различных областях бизнеса и жизни в целом. Это интервью особенно важно для журнала, так как вы являетесь человеком глобального мышления и гуру не только в области менеджмента. Мы хотели бы поговорить с вами на тему инициатив и инноваций, так как в России эта тема стала весьма актуальной на президентском уровне. Что вы думаете об инновациях в целом и что, по вашему мнению, можно назвать настоящими инновациями? И какие условия необходимо создать, чтобы инновации не стали просто красивым лозунгом?
 
ИА: Итак, мы говорим об инновациях, о предпринимательстве. Сначала нужно осознать, что ни от инноваций, ни от предпринимательства не будет пользы в условиях хаоса. Но люди обычно думают, что инновации — это хаос, потому что, когда вы вводите инновации, много неразберихи, дезорганизованности. Ведь вводить инновации — это делать что-то новое. И кажется, что инновации и дезорганизованность идут рука об руку. Мои же исследования, работы и опыт показывают, что все ровно наоборот.
 
ММ: Как так?
 
ИА: Чтобы заниматься инновациями, предпринимательством, вам нужно очень много энергии. Создание чего угодно требует энергии. Именно поэтому, когда вы, например, хотите написать очень сложную статью, вы идете в тихое место в своем доме, отключаете телефон, говорите, чтобы вас не беспокоили, делаете глубокий вдох и начинаете думать.
 
Большинство идей об инновациях приходит в таких необычных местах, как, например, ванная комната, там, где тихо. Почему? Потому что инновации требуют энергии, они потребляют энергию. Когда вы заканчиваете творить, вы чувствуете себя истощенным. Написав очень сложную статью, вы чувствуете себя истощенным. Почему? Потому что вы использовали массу энергии.
 
Исследования показывают, что большая часть калорий, которые мы усваиваем, идет на питание мозга. Поэтому, когда мы творим, мы больше едим, больше пьем — нам нужно очень много энергии. Если же вы работаете в хаосе, то вокруг масса отвлекающих факторов, неразберихи, вас постоянно прерывают. Вся энергия тратится на эти прерывания. И вы не можете творить, не можете заниматься инновациями. Другие вещи захватывают вас, забирая себе вашу энергию.
 
Если вы посмотрите на творческих людей, например на театральных режиссеров, они немного диктаторы — они требуют, чтобы все было так, как им этого хочется. Все контролируют. Почему так? Потому что им не нужны никакие вмешательства в их работу, они не хотят терять энергию ни на что постороннее. Они полностью сконцентрированы на том, чтобы создать что-то новое.
 
Неразбериха — неподходящая среда для предпринимательства. Для предпринимательства необходима предсказуемость: предсказуемая банковская система, кредиты, легкое получение разрешений на открытие бизнеса. Все, чтобы предприниматель не тратил энергию на всякую чепуху так, чтобы у него не осталось энергии на созидание.
 
В каких-то странах предпринимателям приходится жить в полной неразберихе, а в каких-то все для них довольно неплохо организовано. Что касается России, одна из необходимых вещей — лучшая стабильность. Прошлым вечером я читал Moscow Times. Там пишут о распространении коррупции, о людях, которых заключают в тюрьму по лживым обвинениям, об отмывании денег, о том, что, чтобы выйти из тюрьмы, приходится платить огромные деньги. Очень сложно заниматься предпринимательством, когда столько энергии уходит на страхи и беспокойства, на то, чтобы обезопасить себя.
 
Вот, например, дети бывают очень креативны, так как им не о чем особо беспокоиться. А если у вас проблемы с семьей, вы не можете быть креативны. Ваша энергия будет уходить на беспокойство о семье.
 
Итак, первое, что необходимо осознать. Инновации и предпринимательство требуют наличия порядка. Тогда они создадут хаос. То есть хаос — это результат инноваций, но никак не условие для инноваций.
 
ММ: Интересно. В России часто говорят, о том, что при автократическом советском режиме было гораздо больше креативности — талантливых писателей, артистов… А Сталин вообще создавал «творческие лаборатории», в которых ученые творили, фактически находясь в тюрьме, но в очень структурированных условиях.
 
ИА: Да, вы поняли, о чем я говорю. Эти факты все подтверждают. Да, и художники запираются в своих студиях от всего мира, чтобы не тратить энергию попусту. Если посмотреть на великих художников — у многих из них не было семьи. Слишком много энергии могло бы уйти на требовательную жену. Постоянные отношения требуют постоянной работы над ними. А у художников нет времени, нет энергии работать над ними, так как вся их энергия уходит в созидание того, что они делают в искусстве.
 
Поэтому, если вы хотите больше инноваций, вам необходимо создавать инкубаторы. В России нужна масса инкубаторов. И что такое инкубатор? Он создает среду для творческих инженеров, оберегающую их от всех отвлекающих факторов, лаборатории, в которых они могли бы творить.
 
Вы приходите в это большое здание и говорите: «Вот новая технология, которой я хочу заниматься, разрабатывать ее, вот числа, вот потенциал…» Специальная комиссия рассматривает ваше предложение. Если она верит в него, то дает вам пространство, лабораторию, бюджет, чтобы вы работали над своими идеями. Вам также предоставляются проектный маркетинг-менеджер и специалист по финансам и бухгалтерии, любая другая поддержка, чтобы у вас были развязаны руки и вы бы ни о чем не беспокоились, а занимались своей инновационной технологией.
 
И когда при маркетинговой, финансовой и, если нужно, инженерной поддержке вы завершаете свою работу, инкубатор становится собственником всего того, что вы создали, так как именно он оказал вам всю эту поддержку. А когда созданное вами выводится на рынок, то инкубатор использует деньги от продаж для поддержки следующих идей. Это не имеет никакого отношения к государству — только на старте. Самообеспечение идет за счет созидаемых результатов. Таким образом, инкубатор оказывается наилучшей средой для предпринимательства и инноваций.
 
Так же и в любой компании. Подразделение исследований и разработок не должно находиться вместе с производственным. Так как у производственников всегда много текущих проблем с качеством, а те, кто занимается исследованием и разработками, не должны тратить энергию на беспокойство по этому поводу. Их нужно отделить и оберегать, в том числе и специальным бюджетом. У них должны быть развязаны руки, чтобы думать и создавать.
 
ММ: Как мы можем быть уверены, что такой инкубатор сработает и принесет инновации? Ведь люди же могут там сидеть, мечтать и не давать никаких результатов.
 
ИА: Да, если их оставить там одних, то мы можем получить сборище сумасшедших инженеров. Но если мы туда добавим проектного маркетинг-менеджера, специалистов по финансам и, может быть, даже производственника — окружим ими, создадим вокруг них такую команду, вероятность получения результатов многократно повысится. А оставлять инженеров, творческих людей одних — весьма глупо. То же относится и к «маркетинговым гениям» — они будут мечтать о замечательных продуктах, но их никто не будет покупать. Нужна взаимодополняющая команда. С ней шансы на успех становятся гораздо выше.
 
ММ: На каких стадиях жизненного цикла организации необходимы инновации? Есть ли стадии, на которых инновации не нужны?
 
ИА: Инновации нужны всегда. Если вы не изменяетесь, вы умираете. Это закон жизни. Жизнь — это изменения. То, что не изменяется, — мертво. Да, даже когда ваше тело лежит под землей, и тогда в нем происходят изменения. Вы спросите: «С какой стати, если я не изменяюсь, я должен буду умереть?» Если вы не изменяетесь, изменяются ваши конкуренты, если даже в вашей сфере бизнеса не происходит изменений, они есть в стране. Если и страна не изменяется, то изменяется мир. Поэтому инновации вам нужны хотя бы для того, чтобы не отстать от всего остального мира.
 
Интересно, я прочитал в журнале, что изучение чего-либо, обучение помогает предотвратить болезнь Альцгеймера. Ведь, когда вы обучаетесь (а обучение как создание чего-то нового — это часть инноваций), вы затормаживаете старение. Поэтому инновации необходимы для поддержания жизни, как в стране, так и в любой сфере деятельности.
 
ММ: Какую часть ресурсов: времени, денег, энергии – нужно тратить на инновации?
 
ИА: Есть большая ошибка, которую допускают в некоторых компаниях, когда говорят: «Как только мы найдем деньги, мы займемся инновациями. Как только у нас будут ресурсы, мы займемся инновациями». Это все равно, что сказать: «Как только у меня будет время, я сяду, подумаю и создам что-нибудь новенькое». Я обнаружил, что это ошибочное представление. Если вы ожидаете, когда у вас появятся ресурсы, они у вас никогда не появятся, так как вы всегда найдете другой способ их использовать. Краткосрочные задачи никогда не дадут возможности заняться долгосрочными делами. Так наступит кризис, который заберет все.
 
Не ждите, что найдутся время и ресурсы. Выделите их. Что я рекомендую своим клиентам: открыть календарь и зафиксировать первые дни каждого месяца в году для стратегических сессий, для сосредоточения на инновациях, на чем-то новом. Это могут быть первые два дня месяца. А в остальные дни заниматься обычной деятельностью. Но не наоборот, когда мы все дни отводим обычной деятельности, а на инновации не остается ничего.
 
В обычной жизни мы также говорим: «Будет время — пойду в отпуск». Все наоборот: сначала надо зафиксировать дни отпуска, а потом начинать работать. Если вы не зафиксируете время и ресурсы для инноваций, вы их никогда не найдете — потратите на что-то другое.
 
ММ: Есть ли какие-то типичные ловушки на пути инноваций?
 
ИА: Самая главная — это вмешательства и прерывания. Для инноваций крайне важна непрерывность. Если вы пишете статью, а вас кто-то постоянно отвлекает, вы бросите писать статью. Вторая опасность для инноваций — недостаточные ресурсы. Обычно мы недооцениваем количество энергии, времени и ресурсов, необходимых для инноваций. Мы недооцениваем их, так как не знаем точно, что именно нам придется делать, и все выглядит таким простым. Реальность же оказывается гораздо сложнее. Лучше переоценить, чем недооценить. Третье — отсутствие взаимодополняющей команды — тех, кто может приложить инновации к практике, довести до результатов, до прибыли. Много инженеров, креативщиков, гениев занимаются инновациями, но в результате ничего не происходит. Нет перехода от инновации к ее коммерциализации, выпуску на рынок.
 
ММ: Правильно ли я понимаю, что взаимодополняющая команда — ключевой фактор для инноваций?
 
ИА: Для успешных инноваций. Вы можете заниматься инновациями и без взаимодополняющей команды, но они останутся на бумаге, в вашей голове, не выйдут на рынок.
 
ММ: И заключительный вопрос. Что вы думаете об инновациях в связи с Россией?
 
ИА: Я вижу в России очень большой инновационный потенциал, так как в ней очень много разнообразных культур. А я обнаружил, что чем выше разнородность, тем больше вероятность инноваций, так как разнообразие стимулирует работу ума и вызывает интерес. Там, где только одна культура и все одинаковы, таких стимулов нет. У вас в России столь много культур, столь много этнических групп, что вероятность инноваций очень велика. А вот для высокой вероятности предпринимательства нужна еще и стабильность. И тогда будет успех.
 
ММ: Благодарю вас за беседу.
 
ИА:Спасибо.
 
Интервью провел Михаил Молоканов, координатор Академии Адизеса в РФ, президент Профессиональной ассоциации «Клуб бизнес-тренеров».

 

 

Номер в PDF формате

наверх